July 16th, 2010

photo 2009 lio

Международная математическая олимпиада, день пятый: концерт в Кокшетау

Итак, сначала, как всегда, забытые вещи. Вчера мы после соревнований ещё ездили на автобусах якобы на экскурсию в национальный парк «Бурабай», что выражалось как езда по извилистым дорожкам и выход из автобусов, чтобы посмотреть на Кокшетау (Синегорье, в честь которого назван город, упомянутый в заголовке) и перекусить.

Ещё у меня была заметка с ключевыми словами, про которые я забыл написать, но она случайно стёрлась, поэтому теперь всё надо вспоминать. Думаю, что лучше я сначала допишу все записи, а потом ещё раз постараюсь вспомнить всё, что забыл.

Так как я пишу эти записи с такой задержкой, а заметка потерялась, про некоторые вещи я, к сожалению, успел забыть, в который именно день они происходили, так что будьте готовы к тому, что записи могут быть обновлены при получении более точной временно́й информации.


Позавтракав, мы отправились на автобусах в город Кокшетау, столицу Акмолинской области, в которой, в частности, находится город республиканского значения Астана. Там нас сразу после высадки ждал концерт в двух отделениях с перекусом в перерыве, после чего нас так же сразу увезли обратно. Конферансье, как и следовало ожидать, говорили по-английски (мне показалось, что этот английский наконец-то был лучше того, который был всё время до этого) и по-казахски (ну и зачем?). На сцену вышел то ли мэр Кокшетау, то ли губернатор Акмолинской области, то ли ещё кто-то. Он, видимо, решил отличиться и прочитал пару предложений на английском, затем чуть больше на русском (англоговорящая конферансье его переводила), затем ещё пару на казахском (тоже переводила).

После него в первом отделении в очередной раз выступали ансамбли народной песни и просто инструментальной музыки, а вот во втором стало поинтереснее: исполнялись современные песни на различных языках, в том числе английском (чтобы петь песню, английский знать не нужно, поэтому в этом плане больших нареканий они у меня не вызвали, хотя произношение и не было идеальным) и итальянском, а также современные танцы. Один номер вызвал относительно глубокий WTF (расшифровку чего на русский можно перевести как «что за хрень?»): на сцену вышел ряд страусов и начал танцевать, потом ещё один, за ним ещё один и за ним ещё один. Потанцевав, все страусы ушли. Как они вообще хоть что-то видели, остаётся загадкой, но можно было определить, что в качестве шей страусов выступали руки исполнителей (или, скорее, исполнительниц), в качестве ног страусов выступали их собственные ноги, а всё остальное закрывалось большими шарообразными костюмами. Гораздо легче, чем это описывать, это показать на фотографиях, что, я надеюсь, сделает Эдик, а то и вовсе на видео, что, может быть, сделает Нормунд, то и дело снимавший происходящее на видеокамеру. Update: Эдик выложил видео Нормунда.

После возвращения в «Балдаурен» и обеда наступило свободное время, в которое некоторые члены нашей команды играли в футбол, а также прошёл полдник, потом был ужин… ну Вы поняли. Ещё, как уже упоминалось, была доступна комната с ноутбуками под управлением Windows XP, подключёнными к Интернету, в которой я провёл достаточно много времени и за это время установил на двух компьютерах Оперу и раскладку клавиатуры Russian (Typewriter), а на одном из них также и Latvian (QWERTY) и Kazakh, и описал в «Живом журнале» аж четыре дня олимпиады.

В привыкшем к детям «Балдаурене» внезапно всех стали загонять спать в десять часов вечера. (Видимо, там никто не слышал о том, что последний приём пищи по-хорошему должен быть за два часа до сна, ведь второй ужин был в полдесятого.) Это, впрочем, не помешало провести ещё некоторое время в комнате даже со включённым светом, а Агнесе после этого ещё и спокойно дойти до своей комнаты.

photo 2009 lio

Международная математическая олимпиада, день шестой: типа экскурсия

Первый раздел, как всегда, посвящён вещам, которые должны были быть в предыдущих записях, но забылись. Во-первых, сложилось впечатление, что анкета, которую мы заполняли в первую ночь пребывания в «Балдаурене», была проигнорирована, так как еду нам приносили исключительно всем одинаковую и предлагали всегда на всех, несмотря на то что мы выбирали разные блюда и у некоторых блюд выбирали в сумме меньше шести порций. Во-вторых, хотя это и не забытая вещь, а просто опечатка (уже исправленная в тексте соответствующей записи), когда про второй день я писал, что «мы и так опаздывали на час из-за того, что выехали из гостиницы в одиннадцать, а не в десять, как мы бы выехали, если бы всем сказали, что выезжаем в десять», я, конечно, же, имел в виду «…если бы всем сказали, что выезжаем в девять».


Сегодняшний день начался веселее обычного, потому что вечно встающий уже после ухода всех остальных Янис стал жертвой одной из женщин-организаторов (куратор гидов, как я её назвал в записи про второй день, тоже была одной из них), которая пришла к нам в комнату и прочитала ему мораль про то, что он приехал в другую страну и должен ценить её обычаи, в том числе и (весьма странный, не находите?) обычай утром просыпаться и вставать с постели.

Хорошо, что у нас был хоть какой-то заряд веселья, потому что больше ничего интересного за весь день так и не произошло. (Если не считать матча за третье место чемпионата мира по футболу, который все, кроме меня, смотрели — точнее, кто смотрел, а кто спал и делал вид, что смотрел, — ночью вместе со многими представителями других стран в виде единственного исключения к правилу об отбое в десять вечера.) Нас три часа везли по абсолютно одинаковым дорожкам, идущим по абсолютно одинаковым равнинам, на которых почти неизменно то не принимал ни один оператор мобильной связи, то принимал (только) самый дорогой для меня оператор, по пути заблудившись, на большую поляну, на которой мы выслушали пару-тройку музыкальных выступлений и пяток-десяток речей, и те и другие с не полностью исправными колонками, и осмотрели четыре экспоната — коня, юрту, якобы археологические раскопки, почему-то выглядящие как просто раскопанный самый обычный кусок земли диаметром в несколько метров, и несколько стендов с артефактами каменного века (по-моему, такие же, как у нас), — после чего ещё три часа везли обратно. Перекусываемая еда, аналогичная предлагаемой в предыдущие два дня, была дана с собой.

Начиная с обеда, думаю, описывать не имеет смысла — Вы ведь и так всё сами знаете. Свободное время, в которое некоторые члены нашей команды играли в футбол, и так далее…